Активистка за права женщин предупреждает, что гендерная дисфория стала эпидемией

Критически настроенная в отношении гендерных вопросов активистка Миа Эштон направила письмо 3000 школьным попечителям по всей Канаде. В своём письме она выразила глубокую обеспокоенность политикой, позволяющей школам скрывать трансгендерные наклонности ребенка от его или ее родителей.
Эштон — официальная представительница канадской организации Canadian Women’s Sex-Based Rights (caWsbr) из Оттавы, целью которой является защита прав женщин перед лицом яростной гендерной идеологии.
Эштон говорит, что, по ее мнению, учителям в школах дается зеленый свет на проведение псевдо «психотерапии» для запутавшихся учеников, страдающих гендерной дисфорией. Этот термин, совсем недавно вошедший в массовое употребление, означает несоответствие между полом при рождении и полом, принадлежность к которому ощущает человек.
По словам активистки, использование определенных местоимений и новых имен является частью этой практики.
Сама Эштон считает, что эта практика, именуемая социальным переходом, имеет благие цели, но приносит «гораздо больше вреда, чем пользы», особенно потому, что большинство учителей и школьных администраторов на самом деле не понимают последствий своего вмешательства.
Школьные советы по всей Канаде все чаще внедряют радикальные гендерные программы, а педагоги учат детей сомневаться в своей сексуальной идентичности уже в начальной школе, если не раньше. Когда дело доходит до того, как далеко школьные советы готовы зайти в идеологической обработке учеников, между Новой Шотландией, Британской Колумбией и Онтарио существует очень тесная борьба.
Также Эштон объясняет, что когда речь заходит о правах неопределившихся с полом, очень часто риторика совпадает с поддержкой прав геев. Школьные работники не видят потенциального вреда в поощрении учеников к медицинскому «переходу», а ведь очень часто это заканчивается бесплодием.
«Они слепо поддерживают эту политику, потому что боятся, что их назовут трансфобами», — сказала она, пояснив в своем письме, что социальный переход «рассматривается как первый активный шаг на пути к медицинскому переходу».
Но если к этому добавить статистику, которая показывает, что количество людей с гендерной дисфорией в период полового созревания можно достигло уровня «эпидемии»,  к какому итогу это может привести? Можно ли школьную политику псевдо поддержки считать мотивацией для неокрепших умов?
В любом случае, утаивание от родителей важной информации о здоровье ребенка, особенно его психическом здоровье, является «предательством доверия» со стороны школы.
Эштон сказала, что она получила 20 положительных ответов на свое письмо, в том числе от попечителей школы, которые сказали, что согласны с ней, но не считают, что могут поднимать этот вопрос.
Действительно, как обнаружила в феврале учитель школьного совета округа Ватерлоо (WRDSB) с 20-летним стажем Кэролин Бурджоски, некоторые школьные советы считают, что вопросы о трансгендерах – запрещённая тема.
Бурджоски обвинили в трансофобии только за то, что она выразила свою озабоченность по поводу книги в библиотеках начальной школы, освещающей транс-проблемы. Она была отправлена в отпуск, из которого она так и не вернулась, а сразу ушла на пенсию.
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы всегда оставаться в курсе событий.

Источник – Торонтовка